Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2017года N16 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей», при рассмотрении дел об оспаривании записи об отце ребенка необходимо иметь в виду, что правило о невозможности удовлетворения требования лица, записанного отцом ребенка, об оспаривании своего отцовства, если в момент записи этому лицу было известно, что оно не является отцом ребенка, не исключает его права оспаривать произведенную запись по мотивам нарушения волеизъявления (например, если заявление об установлении отцовства было подано под влиянием угроз, насилия либо в состоянии, когда истец не был способен понимать значение своих действий или руководить ими).

Оренбургский областной суд

Из материалов дела следует, что на момент оформления отцовства Ф. было известно о том, что он фактически не является отцом ребенка.



Данных о нарушении волеизъявления Ф. на добровольное установление отцовства суду не представлено.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что судом первой инстанции допущены нарушения норм материального права, что привело к необоснованному разрешению спора.

Апелляционное определение N 33-3796/2017

VII . Разрешение споров, связанных с наследственными отношениями

11. Раздел наследственного имущества, поступившего в долевую собственность наследников, по истечении трех лет со дня открытия наследства производится по правилам статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации.

С. обратилась в суд с иском к К. о разделе наследственного имущества, взыскании денежной компенсации за долю наследственного имущества. В обоснование иска указал, что после смерти Г. открылось наследство в виде мотоблока и автомобиля. Доли С. и Г. в праве собственности на имущество после оформления наследственных прав соответственно составляют 4/6 и 1/6. Существенного интереса в использовании своей доли не имеет, в содержании имущества не участвует. Просил прекратить за собой право собственности на имущество, возложить на ответчика обязанность выплатить компенсацию за доли в нем.


Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что имущество является неделимым, фактически находится во владении ответчика, истец не имеет интереса в его использовании, в связи с чем усмотрел основания для удовлетворения заявленных требований.

При этом районный суд сослался на положения статьи 1168 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающей условия реализации наследником преимущественного права на получение в счет своей наследственной доли неделимой вещи.

Судебная коллегия по гражданским делам признала выводы районного суда ошибочными, основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения.

В силу части второй статьи 1164 Гражданского кодекса Российской Федерации раздел наследственного имущества, поступившего в долевую собственность наследников, производится в течение трех лет со дня открытия наследства по правилам статей 1165 — 1170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Учитывая, что с момента открытия наследства прошло более трех лет, к спорным правоотношениям подлежала применению статья 252 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающая порядок и условия раздела имущества, находящегося в долевой собственности, и выдела из него доли.

Согласно абзацу второму пункта 4 указанной нормы выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

Поскольку размер доли С. в праве собственности на имущество является значительным (4/6) и ответчик не выразила согласия на их приобретение, оснований для удовлетворения требований о взыскании компенсации не имелось.

В связи с этим судебная коллегия по гражданским делам отменила решение суда и отказала в удовлетворении иска в данной части.

Апелляционное определение N 33-3197/2017

12. Отсутствие в исковом заявлении указания на место нахождения ответчика, являющегося органом государственной власти, органом местного самоуправления, сведения о которых носят открытый характер, не может служить основанием для оставления искового заявления без движения.

Т. обратилась в суд с иском к УФССП по Оренбургской области о возмещении вреда, компенсации морального вреда.

Определением судьи районного суда исковое заявление оставлено без движения. Впоследствии определением судьи исковое заявление возвращено.

Возвращая исковое заявление, суд первой инстанции исходил из того, что истцом не были выполнены указания судьи, перечисленные в определении об оставлении искового заявления без движения, а именно: в нем не указано место нахождения ответчика.

Судебная коллегия по гражданским делам отменила судебные постановления с направлением вопроса о принятии к производству суда искового заявления на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

В соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в исковом заявлении должны быть указаны наименование ответчика, его место жительства или, если ответчиком является организация, ее место нахождения.

Несоблюдение данных требований является поводом к вынесению судьей определения об оставлении заявления без движения (часть 1 статьи 136 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Между тем, формально руководствуясь приведенными нормами процессуального закона и требуя указания местонахождения УФССП по Оренбургской области, суд не учел, что адрес нахождения ответчика, являющегося федеральным государственным учреждением, относится к сведениям известного характера, размещенным в сети Интернет.

При таких данных оставление иска без движения по указанным причинам и последующий его возврат необоснованно препятствует реализации истцом его гражданских прав.

Исходя из изложенного, обжалуемые определения признаны незаконными. Они приняты с существенными нарушениями норм процессуального права, что явилось основанием для их отмены.

Определение N 33-4405/2017

13. Дело по иску кредитора к физическому лицу – поручителю юридического лица о взыскании задолженности по обеспеченному ими обязательству подведомственно суду общей юрисдикции.

ООО «Ф» обратилось в суд с иском к ООО «А», Е. о взыскании задолженности по договору поставки, указывая, что 06 октября 2016 года между обществами был заключен договор поставки, а в качестве обеспечения исполнения обязательства с Е. был заключен договор поручительства. Поскольку ООО «А» не исполнялись принятые на себя по договору обязательства, истец обратился в суд с данными требованиями.

Определением районного суда производство по делу прекращено на основании абзаца второго части 1 статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с неподведомственностью спора суду общей юрисдикции.

Прекращая производству по гражданскому делу, суд первой инстанции исходил из того, что спор, вытекающий из договора поставки, заключенного между юридическими лицами, и договора поручительства, заключенного с Е., являющимся индивидуальным предпринимателем, носит экономический характер и связан с осуществлением данными лицами предпринимательской деятельности, следовательно, дело не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

Судебная коллегия по гражданским делам отменила состоявшееся по делу судебное постановление и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Из договора поручительства, заключенного между ООО «Ф» и Е., следует, что поручитель выступает в качестве стороны в договоре как физическое лицо.

Поскольку суть договора поручительства состоит в обязательстве поручителя уплатить кредитору должника денежную сумму при неисполнении последним данной обязанности, заключение договора физическим лицом не связано с осуществлением таким лицом предпринимательской деятельности, поэтому требования, вытекающие из указанного договора, относятся к компетенции судов общей юрисдикции.

То обстоятельство, что поручитель зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, само по себе не может свидетельствовать о том, что возникший спор вытекает из предпринимательской деятельности.

Таким образом, у суда не имелось предусмотренных законом оснований для прекращения производства по делу.

Определение N 33-3926/2017

14. Правило о пропорциональном возмещении судебных расходов не применяется к требованиям неимущественного характера.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам удовлетворены исковые требования С. о компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья.

С. обратился в суд с заявлением о взыскании с ответчика ПАО «Г» расходов по оплате услуг представителя в сумме 4 000 рублей.

Определением суда первой инстанции заявление удовлетворено частично, взысканы судебные расходы на оплату услуг представителя в сумме 2 500 рублей пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Судебная коллегия по гражданским делам изменила судебный акт и взыскала судебные расходы на оплату услуг представителя в полном объеме.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце втором пункта 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 года N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», правило о пропорциональном возмещении судебных издержек не подлежит применению при разрешении исков неимущественного характера, в том числе имеющего денежную оценку требования, направленного на защиту личных неимущественных прав (например, о компенсации морального вреда).

В связи с этим правовые основания для снижения расходов на представителя у суда первой инстанции отсутствовали.

Учитывая категорию дела, продолжительность его рассмотрения, объем выполненной представителями работы, судебная коллегия сочла заявленную истцом сумму соответствующей требованиям разумности.

Определение N 33-3947/2017

15. Способ исполнения судебного акта может быть изменен путем обращения взыскания на долю должника в уставном капитале ООО.

Отказывая А. в изменении способа и порядка исполнения решения суда путем обращения взыскания на долю должника в уставном капитале ООО, суд исходил из отсутствия данных о том, что обращение взыскания на долю является единственно возможным способом исполнения решения суда.

Судебная коллегия по гражданским делам сочла, что указанные выводы сделаны без учета норм материального права и обстоятельств дела.

В соответствии с частью 3 статьи 74 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» при недостаточности у должника иного имущества для исполнения содержащихся в исполнительном документе требований взыскание на долю должника в уставном капитале ООО обращается на основании судебного акта.

Согласно пункту 64 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 года N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» взыскатель вправе обратиться в суд с заявлением об изменении способа исполнения судебного акта путем обращения взыскания на долю должника в уставном капитале ООО.

При рассмотрении такого заявления суду необходимо оценить представленные заявителем доказательства об отсутствии у должника иного имущества для исполнения требований исполнительного документа (например, акт, составленный судебным приставом-исполнителем). При подтверждении этого факта суд вправе вынести определение об изменении способа исполнения решения суда и об обращении взыскания на соответствующую долю должника.

Из материалов дела следует, что решением суда с Ш. в пользу А. взыскана задолженность по договорам займа в сумме 26 690 000 рублей.

Во исполнение указанного решения суда истцу выдан исполнительный лист, на основании которого судебным приставом-исполнителем возбуждено исполнительное производство.

В ходе исполнительного производства судебным приставом установлено отсутствие у Ш. имущества, на которое может быть обращено взыскание, а все принятые судебным приставом-исполнителем меры по отысканию имущества оказались безрезультатными, о чем составлен соответствующий акт.

Исполнительное производство было окончено на основании пункта 4 части 1 статьи 46, пункта 3 части 1 статьи 47 Закона об исполнительном производстве, а исполнительный лист возвращен взыскателю.

В связи с этим судебная коллегия пришла к выводу, что заявителем представлены достаточные доказательства, свидетельствующие об отсутствии иной возможности исполнить судебный акт.

Из материалов дела следует, что должнику принадлежит доля в уставном капитале ООО «Т.» в размере 100% номинальной стоимостью 10 000 рублей.

При данных обстоятельствах судебная коллегия изменила способ и порядок исполнения решения суда и обратила взыскание на долю в ООО.

Определение N 33-2391/2017

16. Заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам постановления суда может быть подано лицом, не участвовавшим в деле, вопрос о правах и обязанностях которых разрешен судебным актом.

Определением районного суда Л. отказано в принятии заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения суда о признании недееспособной С.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что Л. не является лицом, участвующим в данном деле, и не входит в установленный статьей 394 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации перечень лиц, имеющих право на подачу заявления о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам.

Судебная коллегия признала определение суда принятым с существенным нарушением норм процессуального права.

В соответствии с пунктом 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 года N 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений» правом на обращение в суд с заявлением, представлением о пересмотре в порядке главы 42 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступивших в законную силу судебных постановлений обладают участвующие в деле лица, а также другие лица, если судебными постановлениями разрешен вопрос об их правах и обязанностях.

Суд исследует доказательства, представленные в подтверждение наличия вновь открывшихся или новых обстоятельств по делу, заслушивает объяснения участвующих в деле лиц, совершает иные необходимые процессуальные действия (абзац 3 пункта 6 Постановления Пленума).

При этом нормами главы 42 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующими порядок подачи и рассмотрения заявления о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, не предусмотрена возможность отказа в принятии заявления.

Таким образом, у суда отсутствовали основания для отказа в принятии заявления о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам.